Создание Турции

Просмотр 4 сообщений - с 1 по 4 (из 4 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1226645
    AlchimicAlchimic
    Участник

    Геноцид различных наций, проживающих в Османской империи, является одной из тяжелых страниц истории турецкого народа и его государственности. Французский публицист Анри Барби, побывавший в Анатолии в 1916 году, в своих путевых заметках пишет: “Кто проезжает сейчас по опустевшей Армении, не может не содрогнуться, так необычно много говорят эти бесконечные дали развалин и смерти. Нет ни одного дерева, ни одного утеса, ни одного клочка мха, который не был бы осквернен потоками пролитой крови. Нет ни одной реки или речки, которая не несла бы к вечному забвению сотни тысяч мертвых тел. Нет ни одной пропасти, ни одного ущелья, которые не были бы могилами под открытым небом, в глубине которых не белели бы открытые груды скелетов, так как почти нигде убийцы не дали себе ни времени, ни труда похоронить свои жертвы”.
    Еще одно свидетельство английского историка, доктора философии Герберта Адамса Гиббонса: “Еще более чудовищной была программа выселения мирного населения в Месопотамию. Исключения не было ни для больных, ни для беременных женщин. Не разрешалось что-либо брать с собой. И эти несчастные люди под палящим солнцем должны были пешком идти 5-6 недель. Старики, больные и дети падали по дороге и больше уже не вставали. Женщин, находившихся в предродовых схватках, плетьми заставляли двигаться вперед. И когда на ходу происходили роды, окровавленную женщину с мертворожденным ребенком оставляли умирать в пыли. Кто из этих людей мог, кончал жизнь самоубийством. Обезумевшие матери ударяли своих младенцев оземь, чтобы избавить их от страданий. Сотни тысяч женщин и детей погибли в дороге от голода и жажды”.

    Это судьба всех тех, кого правители Османской империи по политическим мотивам решили либо уничтожить, либо выселить из собственной империи, которая по историческому праву принадлежала уничтожаемым народам.
    Могло ли всего этого не быть? Иначе говоря, можно ли было избежать геноцида? Виноваты ли в геноциде сами же народы, которые были подвергнуты геноциду? Эти вопросы всегда возникают там, где все еще царит наивное представление, будто геноцид был связан с формой поведения армян, греков, македонцев, понтийцев, ассирийцев, курдов и других народов, от которых турки решили избавиться. Якобы, будь эти народы поскромнее, посмирнее, преданнее и не возьмись они за оружие, не было бы геноцидов. Иначе говоря, в ненависти к народам, подвергнутым геноциду, виноваты сами эти народы.
    Но в действительности, носителем геноцида всех национальных меньшинств Османской империи была исключительно турецкая сторона. Геноцид был политически предрешен независимо от формы поведения жертв. И обвинять в чем-то жертвы, было бы равносильно обвинить сегодня Ирак в том, что он виноват в агрессии США. Геноцид народов Османской Империи не мог быть предотвращен, ибо он составляет неотъемлемую часть турецкой политической культуры. Чтобы в этом убедиться, обратимся к таблице, отражающей хронологию геноцидов, организованных турецкими властями при различных ее правителях. При этих погромах было убито:
    1822 год на острове Хнос – 50 000 греков
    1823 в Мисолунгии – 8 750 греков
    1826 в Константинополе – 25 000 янычаров
    1850 в Мосуле – 10 000 айсоров
    1860 в Ливане – 12 000 маронитов
    1876 в Болгарии – 14 700 болгар
    1894 в Сасуне – 12 000 армян
    1896 в Западной Армении – 300 000 армян
    1896 в Константинополе и в районе Вана – 17 570 армян
    1903-1904 в Македонии – 14 667 македонцев
    1904 в Адане – 30 000 армян
    1915 в Западной Армении 1 500 000 армян
    1918 в Карсе, Ардагане и в районе Александрополя – 100 000 армян
    1919 в Киликии – 50 000 армян
    1922 в Смирне – 200 000 армян и греков
    1917-1925 в Турции – 2 000 000 курдов убиты и выселены.
    К сожалению, каждый из народов, подвергнутый геноциду, выселению и гонениям, занимался своими проблемами самостоятельно, во-первых, доказывая, что его действительно преследовали и уничтожали, во-вторых, что эти преследования были несправедливы и противоречили принципам цивилизации и прогресса, и в-третьих, требовал признания и осуждения геноцида по отношению к своему народу. Тогда нам всем казалось, что каждый из геноцидов представляет из себя самостоятельную политическую проблему, которую нужно решать самостоятельно, не смешивая ее с другими насилиями над другими народами. Более того, Институт Армянских проблем считал, что насилия над армянами при Абдул Гамиде, при младотурках, при Кемале Ататюрке, а тем более в Сумгаите нельзя смешивать друг с другом, ибо такая мешанина может отвлечь общественное мнение от конкретной проблемы и сосредоточить внимание общества на антитурецких настроениях, без конкретного осмысливания этих настроений.
    Но вот 17 апреля 2000 года большой друг армянского и всех преследуемых народов д-р Тесса Хофман из Берлина прислала следующую корреспонденцию об обращении в Бундестаг по поводу признания геноцида армян, которая обсуждалась на пресс-конференции и в которой впервые затрагивалась тема совместных действий различных народов. В корреспонденции Т.Хофман было сказано:
    На своей совместной пресс-конференции, которая состоялась 17 апреля 2000 года, “Рабочая группа по признанию” и “Общество противников Геноцида” объявили о том, что обе организации направили петиции в соответствующий комитет бундестага с предложением немецким законодателям осудить Геноцид 1,5 млн. армян в Османской империи в 1915 году и призвать правительство и парламент Республики Турции признать факт Геноцида, который официальная Турция отрицает до сего дня.
    В этом контексте просители напомнили резолюцию Европарламента 1987 года, в которой признание Геноцида армян ставилось одним из предварительных условий вступления Турции в ЕС. В своей апелляции к депутатам парламента Германии просители поясняли: “Убеждая турецкий парламент в признании Геноцида армян, вы в то же время поддержите процесс демократизации в Турции, как и тех граждан Турции, которые на своей родине все еще подвергаются преследованиям, если они пытаются изучать прошлое с объективной точки зрения”.
    Петиция “Время настало – Геноцид должен быть осужден”, написанная “Рабочей группой по признанию”, подчеркивает, что Геноцид армян был кульминацией националистической программы отуречивания Малой Азии. Не только армяне, но также и греки, арамейцы и ассирийцы стали жертвами гонений, депортации и резни в период с 1914 по 1923 год. В результате в сегодняшней Турции осталось всего 150 тысяч христиан, в то время как в 1914 году общее количество христиан в Османской империи составляло почти 5 миллионов.
    “Рабочая группа по признанию” – это объединение Центрального совета армян в Германии, Института армянских вопросов, Центра информации и документации по Армении и координационной группы “Армения” – неправительственной организации по правам человека “Общество преследуемых людей”.
    Ко времени проведения пресс-конференции около 2500 лиц, проживающих в Германии или имеющих немецкое гражданство, подписали петицию, среди которых есть турки, курды, арамейцы и ассирийцы. В числе первых петицию подписало “Общество прав человека Турция/Германия” – TUDAY. Среди иностранцев, поддержавших петицию, отметим всемирно известных исследователей Геноцида и Холокоста, например, профессора Ехуда Бауэра из Международного института исследований Холокоста в Яд Вашеме и пофессора Исраела Чарни – исполнительного директора Института Холокоста и Геноцида в Иерусалиме.
    “Общество противников Геноцида” было основано в 1998 году гражданами Турции, осевшими в Германии. Их петиция была адресована Великому народному собранию Турции. “Мы требуем положить конец отрицанию, угрозам и клевете в XXI веке, – пишут ее авторы турецким парламентариям, – чтобы Геноцид был признан как исторический факт и чтобы Турция протянула свои руки в знак мира и примирения с этими народами. Искренняя попытка к репарации будет расценена как наиболее действенная гарантия мира и дружбы, а также как существенный вклад в сохранение нашего человеческого достоинства”.
    После того как турецкий парламент отказался принять петицию, подписанную тогда более чем 10 тыс. граждан Турции, просители решили направить ее парламенту той страны, в которой они живут и платят налоги. “Пожалуйста, убедите своих турецких коллег разобраться с прошлым, потому что признание прошлого исключительно важно для демократизации в нашей стране”, – написало “Общество противников Геноцида” в своем письме депутатам бундестага.
    Д-р Тесса Хофман, Берлин
    А через два года создалось движение “В один голос – против Геноцида”, которое организовало ряд информационных мероприятий, заключительное коммюнике которых представляем вниманию читателей.

    ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ КОММЮНИКЕ
    ИНФОРМАЦИОННОГО И КУЛЬТУРНОГО МЕРОПРИЯТИЯ
    «В ОДИН ГОЛОС – ПРОТИВ ГЕНОЦИДА»
    С 26 по 28 апреля в Берлине под девизом «В один голос – против геноцида» прошли мероприятия, посвященные уничтожению на территории Османского Султаната и изгнанию со своих исконных земель более пяти миллионов христиан. На основании свидетельств очевидцев и результатов научных анализов пострадавшие этнические группы выдвигают обвинение:
    n в уничтожении 2,1 миллионов армян вследствие резни и «маршей смерти» в период 1915-1922 гг., из них полтора миллиона – в период 1915-1916 гг.
    n в уничтожении во время резни и депортаций с исконных территорий своего проживания и в массовых уничтожениях по крайней мере 750 000 греков в Восточной Фракии, Ионии, Каппадокии и Понта в период 1912-1922 гг., из них только 353 000 понтийских греков в период от 1916 до 1922 гг.
    n в уничтожении до 500 000 арамейцев/ассирийцев во время резни в период 1914-1918 гг., из них до 100 000 – приверженцев сирийско-православной церкви.
    Жертвами преимущественно являлись граждане Османской империи, а исполнителями – военный режим националистической турецкой партии «Единение и Прогресс» (известный как «младотурки»), а также его идеологический и политический наследник – оппозиционное правительство Анкары, основанное Мустафа Кемалем. Попытки привлечь к национальной и международной уголовной ответственности исполнителей массовых уничтожений и лиц, повинных в преступных депортациях в период 1919-1922 гг., не привели ни к каким результатам: виновники остались практически безнаказанными. Таким образом, инсценированные или санкционированные массовые депортации и резня стали негативным прецедентом для союзников-победителей Первой и Второй мировых войн. Вместо того, чтобы укрепить безопасность национальных меньшинств и создать условия для равноправного сосуществования различных этносов, религий и культур в пределах одного государства, они довершили начатое младотурками дело: так, с принятием при посредничестве держав-победительниц в Первой мировой войне Лозаннской Конвенции (1923) произошло полное отуречивание Восточной Фракии и Малой Азии. И вновь, уже победителям Второй мировой войны, насильственное выселение и истребление в целом двух миллионов стало наглядным примером для последующего изгнания еще миллионов людей.
    Турецкая Республика, основанная на костях замученных армян, греков и арамейцев/ассирийцев, никогда не дистанцировалась от политических зачинщиков и виновников массовых убийств – младотурков и не осуждало решительно их преступные деяния. Более того, многие младотурки, входившие в созданные для проведения геноцида «специальные организации», были удостоены самых высоких государственных постов, и в Турции по сей день чтят их память. Начатая младотурками моноэтнизация Турции проводится до сих пор. Она проявлялась и продолжает проявляться в культурном и национально-политическом подавлении этнических и религиозных различий. Расистские лозунги типа «Турция туркам» и сегодня можно встретить на обложке самой многотиражной газеты Турции.
    Нас, организаторов, радует то, что, несмотря на преступные репрессии в Турции, турецкая интеллигенция, защитники гражданских прав и прав человека на протяжении последних десяти лет находят в себе мужество нарушать исторические и общественные табу и вспоминать об уничтожении христианских этносов. Мы также преисполнены верой и надеждой, что они вместе с нами скорбят и вместе с нами выступают против геноцида и депортаций.
    С другой стороны, больно признать, что большая часть политической и интеллектуальной элиты Турции все еще упорно отрицает исторические факты и во всеуслышание приветствует уничтожение христианских этнических групп и культур на своей родине. Кажется, что подобные представители высших кругов просто не способны осознать, какой невосполнимой потерей стало искоренение разнообразия культур. Они не способны признать, какой политический и общественный ущерб политика моноэтнизации нанесла также и самому турецкому обществу.
    Мы, организаторы, подчеркиваем, что мы далеки от мести и реваншизма. Тем не менее по нижеприведенным причинам мы считаем недопустимым, что законодательные и правительственные круги, общественность Турции отрицают свою причастность к геноциду:
    n Эффективное предотвращение геноцида требует пересмотра прошлой истории. Уничтожение христианских этносов в период 1912-1922 является наитягчайшим преступлением 20-го века, а следовательно может стать примером для подражания.
    n Осуждение подобных преступлений является непременным условием для улучшения отношений Турции со своими армянскими и греческими соседями и служит стабилизации мира в регионе Эгейского моря и Южном Кавказе. Отрицание со стороны представителей правительства и законодательства Турции факта совершения преступлений продолжает оскорблять память жертв и достоинство их потомков и поэтому решительнее, чем прежде, должно быть осуждено международным сообществом.
    n Признание или осуждение преступлений против христианских этносов является непременным условием усиления безопасности национальных меньшинств и национальной политики Турецкой Республики. Потому что только посредством признания и осуждения совершенных ранее преступлений можно предотвратить будущие преступления. Таким образом, мы требуем от правительства и законодательных органов Турции гарантировать защиту и охрану христианских культурных памятников на своей территории.
    n Мы надеемся, что законодательные органы ФРГ признают свою ответственность по отношению к потомкам пострадавших христианских этнических групп и поддержат их стремление осудить совершенные в 1912-1922 годах преступления. Это требование основано на том, что именно с их молчаливого согласия во имя немецко-турецкого военного союза в период Первой мировой войны было санкционировано проведение преступной политики младотурков и что для осуществления экономических планов Германии использовался принудительный труд работников-христиан.
    n Мы надеемся, что Федеральное правительство и земельные правительства поддержат инициативы армян, арамейцев/ассирийцев, греков Малой Азии, а также турков и курдов, которые вносят свой вклад в общее дело сохранения памяти о замученных жертвах и в изучение геноцида и депортаций в научном плане и с позиции прав человека. В этой связи мы предлагаем разработанный совместными усилиями информационный и рабочий материал на турецком и курдском языках, пригодный для использования на школьных занятиях и для обучения взрослых.

    Члены организационного комитета «В один голос»: Рабочая группа для признания резни греков Малой Азии (Понт, Каппадокия, Иония) и Восточной Фракии; Армянская община Берлина (зарегистрированное общество); Церковная армянская община Берлина (зарегистрированное общество); Общество пострадавших народов. Координационная группа Армении; Информационный и Документационный Центр Армении; Институт Армянского Вопроса (зарегистрированное общество); Федерация арамейцев (айсоров) в Германии (зарегистрированное общество); Ассирийско-халкедоно-айсорский союз (ASCU).
    Берлин, 28 апреля 2002 г.

    Это движение набирает силу и, видимо, ему суждено быть инициатором осуждения геноцидов различных народов Османской империи и современной Турции.
    Для армянской общественности особый интерес представляет сотрудничество в деле осуждения геноцида греков Понтоса. С этой страной тесно переплетаются исторические судьбы армянского народа. Достаточно вспомнить, что царь понтийской Каппадокии Митридат VI для борьбы против Рима заключил договор с армянским царем Тиграном Великим и для укрепления этого договора дочь Митридата VI Клеопатра и Тигран II вступили в брак. Дочь понтийского царя стала царицей Великой Армении. И когда в войне с Римом в 89 году до нашей эры Митридат потерпел поражение и римляне захватили всю территорию Понтийского государства, Тигран II вступил в войну против Рима и с его помощью Митридат вернул свою царскую власть. Причем Тигран II присоединил Киликийскую долину к Армении, а горная часть Киликии перешла к его союзнику понтийскому царю Митридату VI.
    Общая судьба наших двух народов, к сожалению, оказалась общей также в годы истребления национальных меньшинств Османской Империи.
    Немного истории.
    Семь церквей, семь светильников греко-христианской цивилизации потухли.
    Земли Малой Азии, где на протяжении 3000 лет процветала греческая цивилизация, оккупированы вторгшимися чужеземными захватчиками-турками.
    Турки обрушились на Малую Азию двумя волнами: в конце XI века сельджуки, а позже, в начале XIII века – оттоманы.
    Посредством злодеяний – насилия, геноцида и насильственного отуречивания – они захватили и оккупируют до наших дней чужие земли, изгоняя и уничтожая их исконных хозяев – греков, армян, курдов и арабов.
    Уйгуры, турецкое племя из группы турко-монголов, обосновались к VIII веку в Туркестане, покинув свою родину – Монголию. Сельджуки – кочевое племя скотоводов и одна из ветвей турок-уйгуров – дошли до Персии и Месопотамии (современный Ирак), где они стали служить наемниками у багдадских халифов.
    Благодаря общению с развитой цивилизацией персов и арабов, они обогатили свой скудный лексикон, заимствовали арабскую письменность и приняли ислам, оставаясь, тем не менее, воинами-кочевниками.
    Их предводитель Алп-Арслан (1063-1072), объединив различные сельджукские племена, вторгся в Армению (1064), разрушил ее столицу – Ани и, завоевав Грузию, вторгся в Византию. В 1071 году в Манцикерте, около нынешней турецко-персидской границы, он разгромил византийского императора Диогена и пленил его. Воспользовавшись последовавшим за этим замешательством, сельджуки захватили большую часть византийских провинций Малой Азии, где до этого не проживал ни один турок. Вот таким образом в этой части Малой Азии, на чужих для себя землях сельджуки создали множество эмиратов.
    Малое время спустя византийцы и крестоносцы изгнали турок-завоевателей Малой Азии и расформировали эмираты, все кроме одного; не был упразднен эмират, столицей которого был город Икония (ныне – Кониа), и который назывался Румским эмиратом, т.е. Страной Римлян, как это официально называлось в греческой Византийской Империи – наследнице Римской империи.
    Нашествия Чингисхана (1167-1227) вынудили другое турецкое (тюркское) племя, во главе которого стоял Сулейман-шах, покинуть Туркестан и направиться на запад. Это племя попыталось обосноваться в Малой Азии, но было изгнано армянами и курдами. Сулейман-шах был утоплен при переправе через Евфрат и был похоронен там, в местечке, которое с тех пор называется Тюрк-мезари, т.е. “могила турка” – название, которое само по себе уже доказывает, что турки в этом регионе были чужеземцами. Затем это племя двинулось дальше и обосновалось в Султанате Руми в качестве стражей границ.
    Внук Сулеймана, Осман (1259-1326) отнял у сельджуков титул султана и дал свое название новому государству, которое стало называться Оттоманским.
    Предводители оттоманов вскоре поняли, что, являясь лишь малочисленной вооруженной группой завоевателей в чужой стране, им будет очень трудно удержать в своих руках всю страну, которую они завоевали, а тем более продолжать завоевывать новые земли, если не предпримут специальных мер. И они стали применять методы, неизвестные до этого в мировой истории.
    Главные меры, предпринятые ими, заключались в следующем:
    а) Они провозгласили свое государство “государством Гази”, т.е. государством, ведущим священную войну против неверных. Из мусульманского мира в новое государство стало стекаться множество авантюристов (примеч. переводчика: слово авантюристы во французском может означать и “искатель приключений”), готовых воевать за веру или же с целью поживиться.
    б) Они приняли на вооружение бесчеловечный метод – похищение детей. Насильно забирая маленьких мальчиков из христианских семей порабощенных народов (армян, греков, а позже – албанцев, болгар и сербов), они отправляли их на воспитание в специальные военные лагеря. Детям внушали, что они сыновья султана, и что если они погибнут в бою, то сразу же попадут в рай. Таким способом их превращали в фанатичных турок, которые, будучи пропитаны диким турецким духом, вырезали людей своей же расы, даже не подозревая этого. Именно благодаря этой Новой Армии (янычары) и были осуществлены турецкие завоевания.
    в) Они систематически подвергали резне миллионы коренных жителей Малой Азии с целью изменить ее этнографический характер (этнографическую картину). В течение семи веков владычества турок в Малой Азии они, по некоторым оценкам, истребили таким образом около 16-20 миллионов греков, по меньшей мере 2-3 миллиона армян, сотни тысяч курдов и арабов.
    В одном лишь XX веке они вырезали около 1,5 млн. армян и 1 млн. греков.
    Вот каким способом турки захватили Малую Азию, чужую для них страну, страну, которую они продолжают оккупировать, страну, где греческая культура расцветала в течение 2000 лет до появления там первого турка. Вся эта культура была разрушена турками, не сумевшими воспользоваться ее плодами (следующее за этим предложение я не перевел, ввиду его очевидной глупости).
    В прошлом греческий народ два раза способствовал “окультуриванию” своих потребителей: римляне и франки тоже были завоевателями, но сами были “завоеваны” греческой культурой и духовным наследием. Для того, чтобы завоеватели могли извлечь для себя пользу из более высокой цивилизации, необходимо, чтоб они уже имели основы какой-то культуры и особый талант восприятия. Турки же не обладали ни тем, ни другим.
    Турки не могли справедливо править народами, которых они покорили. Законов, как таковых, у них не существовало. В столице закон отождествлялся с желаниями и абсолютизмом султана. В провинциях же закон был подменен самоуправством местного турецкого правителя. Имущество, достоинство и жизнь коренных жителей нетурецкой расы были в полном расположении любого турецкого чиновника. Единственным средством, которым владели турки для удержания народов этой многонациональной империи в покорности, было насилие и резня, резня без разбора, большей частью невинных людей. Любой, кто не был турком, уже считался виновным. Покоренным народам особенно ненавистна была турецкая администрация. Чаяния этих народов как можно скорее освободиться от этой ужасной власти были естественными и оправданными.
    Турки не смогли поглотить различные национальности своей империи, они оказались не способны ни править справедливо этими народами, ни противостоять им (конкурировать) экономически, т.к. почти вся торговля была в руках греков, армян и евреев. Турки занимались лишь поборами, грабежами и резней своих подданных. Следствием всего этого стала серия революций за освобождение от турецкого ига, предвестником которых послужила греческая революция 1821 года. В результате этих революций образовалось несколько независимых государств.
    В 1908 г. разразилась революция младотурок, принудившая султана принять конституцию. Эта революция была совершена армией без участия народа. Несмотря на кажущийся либерализм этой революции в области права, продолжали развиваться те же центробежные тенденции, что и при султанском абсолютизме. Национальные меньшинства, принадлежащие к тем народам, которым удалось к тому времени создать свои независимые государства, как, например, греки, требовали присоединения земель, на которых они жили, к своей свободной родине. Народы же, которым не удалось создать независимого государства, как, например, армяне и курды, активно боролись за успешное решение этой задачи.
    Чтобы избежать потерь тех территорий, на которых большинство населения было нетурецкой расы, и создать мононациональное турецкое государство, младотурки поставили себе целью избавиться от народов других национальностей. А такими областями являлись Восточная Фракия, западная часть Малой Азии и Понт, где греки составляли большинство, восточные области Малой Азии, где армяне составляли подавляющее большинство, и юго-восточные области, где курдское население составляло почти 100%.
    И тогда эти, так называемые, либеральные и конституциональные младотурки прибегли к уже хорошо известному им способу, применявшемуся до них султанами, а именно – к насилию и резне, которые по своей жестокости и организации были ими осуществлены куда более изощренно, чем это делалось султанами. Избиения были заранее запланированы, причем на самом высоком уровне. В лондонской газете “Таймс” от 3 октября 1911 года был опубликован отчет о работах съезда партии младотурок “Единение и прогресс”, состоявшегося в Салониках. На этом съезде было решено прибегнуть к “Оттоманизации” (отуречиванию) всех подданных нетурецкой национальности, либо склоняя их к этому, либо при помощи оружия”.
    Первым поводом для начала гонений стали балканские войны 1912-1913 гг.: начались депортации, грабежи и убийства, которые организовали власти в отношении греков. После окончания войн гонения не только не прекратились, но и приняли такой размах и продолжались с такой интенсивностью, что Экуменический Патриархат был вынужден 25 мая 1914 г. оповестить о том, что ортодоксальная церковь находится в гонении, и распорядился, в знак траура и протеста против насилий над греками, закрыть все церкви и школы, которые находились под его (Патриархата) юрисдикцией.
    Началом Первой мировой войны турки воспользовались как еще одним удобным поводом для безошибочно рассчитанной и организованной резни национальных меньшинств, с целью трансформировать свою многонациональную империю в моноэтническое государство.
    Надругательства, депортация и резня жителей Восточной Фракии, Понта и Малой Азии были организованы высшим руководством движения младотурок, членами правительства и высшим командованием турецкой армии. Особым рвением в этом отличился Талаат-паша, министр внутренних дел. Эти зловещие планы были осуществлены руками турецких солдат и большей части турецкого населения. Начали с геноцида армян, которые не имели своего независимого государства, могущего их защитить. Этим ужасным злодеяниям – грабежам, депортации и резне – подвергались и греки по всей территории Турции. Жертвами этого периода стали 2,5 млн. жителей, 1,5 млн. из которых были армяне.
    Данные по злодениям мы привели в хронологической таблице.
    После окончания Первой мировой войны союзнические государства признали, что имущество, достоинство и жизнь греков-подданных Оттоманской империи не могут быть защищены правительством этой страны, а посему предписали Греции занять восточную Фракию и район Смирны, чтобы освободить от турецкой тирании население этих областей, в большинстве своем – греческое. Это предписание было официально оформлено и подписано международным Севрским Договором. Вместе с тем, создавалось независимое государство Понт.
    Председатель Верховного совета союзнических стран Александр Миллеран в 1920 г. сказал: “Турецкое правительство не только нарушило свой долг по защите своих подданных нетурецкой национальности; есть многочисленные доказательства того, что оно само взяло на себя руководство и организацию этих самых жестоких деяний, совершенных по отношению к жителям, которых оно обязано было защищать. По этой причине страны-союзницы приняли решение избавить от турецкого ярма все территории, где большинство населения нетурецкое”.
    Севрский договор был также подписан официальным турецким правительством, но Мустафа Кемал отказался его признать. Поддержанный некоторыми иностранными державами, он начал войну против Греции. Война длилась 40 месяцев и закончилась поражением греков. 8-го сентября 1922 г. турки вошли в Смирну, куда стеклись беженцы из других районов Малой Азии. Они предали огню город “Гяур Измир” (так называли этот греческий город Смирну турки), а затем начали резню греков и армян, которым не удалось выехать в свободную Грецию. Об ужасающих сценах резни написано много. Набережная и море около Смирны были красные от крови. Епископ Хрисостомос был подвергнут истязаниям и убит. Турецкого ятагана не избежали ни старики, ни женщины, ни дети. Никакое описание этих жестокостей не может передать реальную картину происходившего. Американский консул в Смирне Джордж Хортон в своей книге “The Blight of Asia” (edition Bobbs and Merryl, Indianapolis, 1925) так пытается дать беспристрастное описание ужасных преступлений турок: “…преступления, которые у любого цивилизованного человека вызывают ужас и отвращение”.
    Лишь за период с 1913 по 1922 гг. жертвами этих преступлений стали более 600 000 греков Малой Азии.
    По Лозаннскому договору, поставившему конец этой войне, 300 000 турок из Греции были обменены на 1 400 000 малоазийских и восточно-фракийских греков, которые, избежав резни и выжив, вынуждены были, вопреки своей воле, покинуть родную землю, на которой их предки жили в течение 4000 лет, и переселиться на другую сторону Эгейского моря – в свободную Грецию. Нынешнее турецкое государство – результат преступлений. Оно было построено резней, депортацией и насильственным переселением народов. Это – преступное государство.
    Жорж Клемансо (Председатель Парижской мирной конференции 1919-1920 гг.), председатель Верховного совета союзнических стран, 25 июня 1919 г. сказал следующее: “Не найти ни одного случая ни в Европе, ни в Азии или Африке, чтоб установление турецкого господства над какой-то страной не привело бы к снижению материального благосостояния и упадку культуры; нет также ни одного случая, чтоб избавление от турецкого господства не привело бы к экономическому росту и подъему культуры. Будь то страна христианская или магометанская, куда бы ни приходили турки-завоеватели, они повсюду несли разрушения. Они ни разу не оказались способны мирно развивать то, что они завоевали оружием”.
    Американская газета “Нью-Йорк Таймс” 21.09.1979 г. писала: “Согласно последним статистическим данным, христианское население Турции с 4 500 000 уменьшилось к началу нашего века до 150 000. Греков осталось не больше, чем 7 000, в то время, как в 1923 г. их было 1,2 млн.
    http://www.vizantarm.am/page.php?65

    В какой то мере я турок понимаю, если чужаков невозможно терпеть, то зачем это делать. Хорошо бы и русские научились так поступать.

    #2155708
    АватарNickolai3
    Участник

    Только греков жалко, причем заметьте предали их Европейские страны — пообещали помощь и ни хера не помогли.

    #2155716
    Ак-русАк-рус
    Участник

    Только греков жалко, причем заметьте предали их Европейские страны — пообещали помощь и ни хера не помогли.

    Современных греков, лично мне, не жалко. Если смешать хачика, цыгана и еврея, то вот вам портрет современного грека.

    #2227625
    Helga X.Helga X.
    Участник

    От Шамиля до Брюсселя

    Враждебность Турции к России уже два века подогревается Западом

    Игорь Фроянов

    Противостояние с Турцией началось едва ли не с момента возникновения русской государственности. Только последние полстолетия прошли бескровно, когда обе стороны постарались продемонстрировать, что могут взаимовыгодно сотрудничать. Но как показали последние события, политика и накопленная за века неприязнь вкупе с сиюминутной конъюнктурой сильнее экономики.

    Русско-турецкие отношения давние, насчитывают не одно столетие, но слишком часто осложнялись военными конфликтами. На протяжении трех с половиной веков – беру время с 1568 по 1918 год – Россия воевала с Турцией примерно раз в 25 лет, то есть фактически непрерывно, если учитывать время подготовки вооруженных столкновений. По другим подсчетам историков, определяющих период длительности Русско-турецких войн в 241 год, мирные промежутки были и того меньше – всего-то 19 лет.

    Естественно, возникает вопрос: какова причина столь длительной, упорной и кровавой взаимной борьбы? Она обусловлена прежде всего геополитическими интересами со стороны русских славян, а потом и великороссов – стремлением к Черному морю. Желание преобладать в этом стратегически важном для государства регионе проявилось у наших предков с очень далеких времен. Не случайно в древности Черное море называлось Русским. Известны, кроме того, исторические факты, свидетельствующие о присутствии русских (восточных) славян в Причерноморье. Мы знаем, например, что наш Первоучитель – святой Кирилл (827–869), будучи в Крыму, в Херсонесе, видел там Евангелие, писанное русскими «письмены». Есть и другое весьма убедительное доказательство – племена древнерусских славян, такие как уличи и тиверцы, жили на юге Восточной Европы, между Днепром и Днестром, их поселения простирались до Черного моря – «оли до моря», как выразился Нестор-летописец, создатель замечательной Повести временных лет. Нельзя забывать и о пути из «варяг в греки», часть которого пролегала через Черное море. Вдоль этого пути сложилась яркая восточнославянская цивилизация (Киевская Русь), нуждавшаяся в торговле, культурном и религиозном общении с Византией.

    Впоследствии славяне были сдвинуты с южных границ под натиском степняков – печенегов, половцев и особенно монголов. Произошел отлив русского населения, спасавшегося от свирепой ярости кочевников, на север. Геополитическая ситуация в покинутых землях изменилась. Но по мере ослабления татаро-монгольского господства и в результате распада Золотой Орды появилась возможность обратного движения русских на юг, к берегам Черного и Каспийского морей. Однако этому препятствовали осколки Орды – ханства Крымское, Казанское и Астраханское. Возникли здесь и турки, разгромившие Византийскую империю и утвердившие свою власть в Константинополе. А ведь у Руси были тесные связи с Ромейской державой. Оттуда русичи взяли самое ценное – христианскую веру и, следовательно, целый пласт культуры, что в значительной мере образовало русский православный народ, обладающий индивидуальными чертами, отличающими его от других, в частности этносов Запада. Вот почему победа турок над ромеями (греками), единоверцами русских, нашим предкам была вовсе не в радость.

    Недолго пришлось ждать, чтобы Россия почувствовала и реальную опасность, исходящую от Порты.

    Крестовые походы Оттоманской Порты

    В 1475 году турки подчинили недавно возникшее Крымское ханство, что существенно сказалось на отношениях русского государства с ним. До этого крымские татары и русские жили относительно мирно, можно сказать, в сотрудничестве. Под влиянием Порты крымские ханы стали проявлять нарастающую агрессивность к Москве. Поначалу турки принимали лишь эпизодическое участие в набегах крымских татар на русские земли, посылая в помощь им небольшие воинские отряды, к примеру, в 1541, 1556, 1558 годах. Первый же крупный антирусский собственно турецкий поход состоялся в 1568–1569-м. Турки выступили, чтобы отвоевать Астраханское ханство, только что присоединенное к России. Это означало создание плацдарма для дальнейших нападений на наши южные рубежи. Дело, однако, кончилось полным провалом и позорным бегством неприятеля. И все же это стало прологом последующих многочисленных войн Турции с Россией, шедших на протяжении XVII, XVIII, XIX и начала XX столетий с периодичностью, отмеченной выше. В большинстве случаев победителями выходили русские. Случались, впрочем, и поражения, которые пришлось пережить нашим предкам. Однако Россия в Причерноморье постепенно набирала силу. Перемена в конце концов произошла разительная.

    В XVII веке Россия была отрезана от Черного моря. Выход в него запирал Азов. Русское правительство, ориентированное геополитически в южном направлении, оказалось перед необходимостью покончить с таким положением. В результате походов Петра I (1695–1696) Азов пал. Правда, вследствие неудачной для нас Прутской кампании (1711) крепость пришлось вернуть. Получить Азов снова удалось лишь спустя более полувека, по итогам войны с турками 1768–1774 годов.

    Бесплодными оставались и попытки россиян овладеть Крымом – вспомним безрезультатные походы Василия Голицына (1687, 1689) и Бурхарда Миниха (1735–1739).

    Турция и Крымское ханство представляли для России серьезную угрозу вплоть до правления Екатерины II. Сильно беспокоили они также другие государства Восточной и Западной Европы. Вот почему европейские политики, включая римского понтифика, еще со времен Ивана Грозного искали сближения с Россией в деле борьбы с турецкой агрессией. Вместе с тем они вели себя двоедушно, натравливая при первой возможности Порту и Крым на Россию, а порой старались переложить бремя борьбы с ними на плечи наших предков.

    Только во времена Екатерины II Россия одержала полную победу над Крымским ханством, а следовательно, в определенной мере и над Турцией. Крым, как известно, был присоединен к России в 1783-м, причем без военных действий. Впрочем, завладеть полуостровом можно было и раньше – по итогам кампании 1768–1774 годов. Об этом императрица Екатерина II прямо говорила в своем манифесте от 19 апреля 1783 года. Она отметила, что наши победы в предшествующей войне давали полное основание и возможность присоединить Крым к России, но это не было сделано из гуманных соображений, а также ради «доброго согласия и дружбы с Портой Оттоманской». При этом российское правительство надеялось, что освобождение полуострова от турецкой зависимости принесет сюда мир, тишину и спокойствие, но этого, увы, не случилось. Крымский хан, выплясывая под дудку турецкого султана, принимался за старое. Именно поэтому, а также с учетом того, что замирение крымских татар стоило России больших людских потерь и финансовых затрат (12 миллионов рублей – огромнейшие по тем временам деньги), она и присоединила Крым. Но национальные обычаи, культура коренных народов, населявших полуостров, беспрепятственное отправление религиозных культов сохранялись, мечети не пострадали. Надо заметить, что из стран Запада с открытым протестом против присоединения Крыма к России выступила только Франция, продемонстрировав тем самым заинтересованность в сохранении напряженности в русско-турецких отношениях. Последующие события показали, что Париж не одинок. Между тем наша страна утверждала свои позиции в Причерноморье. В итоге следующей Русско-турецкой войны 1787–1791 годов, развязанной Константинополем не без влияния западных держав, за Россией согласно Ясскому договору были закреплены Крым и Очаков, а граница между двумя государствами отодвинута до Днестра.

    XIX век отмечен новыми вооруженными конфликтами между Россией и Турцией. Войны 1806–1812 и 1828–1829 годов принесли успех русскому оружию. Иное дело – Крымская кампания (1853–1856). Здесь мы уже явственно видим гнусное поведение Англии и Франции, подстрекавших Порту выступить против России. Первые победы русских на Кавказском театре военных действий и под Синопом показали воочию, что туркам в одиночку кампанию не выиграть. Тогда Англии и Франции, сбросив маскировку, пришлось самим вступить в войну. Выглянула из-под завесы и перекошенная злобой русофобская физиономия папизма. «Война, в которую вступила Франция с Россией, – говорил парижский кардинал Сибур, – не есть война политическая, но война священная. Это не война государства с государством, народа с народом, но единственно война религиозная. Все другие основания, выставляемые кабинетами, в сущности не более как предлоги, а истинная причина, угодная Богу, есть необходимость отогнать ересь… укротить, сокрушить ее. Такова признанная цель этого нового крестового похода, и такова же была скрытая цель всех прежних крестовых походов, хотя участвовавшие в них и не признавались в этом». Войну Россия проиграла. Нам запретили, помимо прочего, иметь военный флот на Черном море, ущемив тем суверенитет и унизив национальную гордость. Подлейшую роль при заключении Парижского мирного договора (1856) сыграла Австрия, отплатившая России черной неблагодарностью за спасение монархии Габсбургов во время революции 1848 года.

    Крымская война не стала последней для Османской империи с Россией в XIX веке. Последовала балканская кампания 1877–1878 годов, в ходе которой турецкие войска были разбиты наголову.

    Как и следовало ожидать, в Первую мировую войну Порта оказалась в стане противников, войдя в Четверной союз. Чем закончилась эта война, мы знаем – пали монархии в России, Германии, Австро-Венгрии и Турции.

    Довольно любопытно сближение большевистской диктатуры с режимом Кемаля Ататюрка. Здесь есть некоторое таинство, если принять во внимание принадлежность турецкого лидера с его окружением и некоторых видных большевиков к масонству. Сам Ататюрк, насколько известно, был инициирован (1907) в масонскую ложу Veritas («Истина»), находившуюся под юрисдикцией Великого Востока Франции. С этой точки зрения дружба Ленина и его соратников с Турцией еще ждет своих исследователей.

    Во Второй мировой войне Анкара склонялась на сторону фашистской Германии, но, наученная опытом, осторожничала, выжидала. И вскоре турки убедились, что проиграют, ввязавшись в войну против СССР. Обычно думают, будто это стало ясно после успеха Красной армии под Сталинградом. Однако, возможно, и раньше – после разгрома немецких войск под Москвой осенью-зимой 1941 года, означавшего крах гитлеровского плана молниеносной войны, провал стратегических планов германского командования, что в конечном счете предопределило победу СССР. Турки урок поняли и воздержались от прямого участия в военных действиях против Советского Союза.

    Удар в спину, ничего личного

    История противостояния России и Турции свидетельствует о том, что русские вели преимущественно оборонительные войны, в ходе которых расширялась наша территория в Причерноморье и на Кавказе. Задача заключалась не в том, чтобы захватить новые чужие земли, как об этом порой рассуждают, а в том, чтобы создать геополитическое пространство, которое обеспечивало бы безопасность перед внешним враждебным миром русскому и другим народам, входившим в состав империи.

    История свидетельствует еще и о том (и это самое главное), что Турция является нашим многовековым и непримиримым противником, причем как в прошлом, так и в настоящем, несмотря ни на какие принимавшиеся нами до недавнего времени послабления и обхождения. Ведь факт, что она помогала и помогает, как ранее Шамилю, северокавказским боевикам, является членом НАТО – враждебной России организации. Однако вопреки реальной исторической действительности мы вообразили, будто Турция нам не только ближайший сосед, но и дружественное государство. Был даже создан совместный с турками Совет стратегического (!) планирования. Откуда такая, как сказал бы классик, «легкость в мыслях необыкновенная»? Я нахожу тут два источника.

    Со времен Горбачева наша внешняя политика в немалой мере начала основываться на личных отношениях российских лидеров с зарубежными, простите, «коллегами» и «партнерами». Мы то и дело слышали: «Мой друг Гельмут», «Друг Джордж», «Друг Билл», даже «Друг Рю». Не попал ли в эту компанию «друзей» и Реджеп Тайип Эрдоган? Я этого не исключаю, памятуя о преференциях, которыми российское руководство осыпало Турцию вплоть до гибели нашего Су-24. Таких удостаиваются давние друзья, а не многовековые противники.

    Плохую услугу оказала нам и наша традиционная доверчивость, свойственная русскому характеру. В быту она простительна, а в политике – нет, поскольку приводит к ошибкам, наносящим ущерб безопасности страны. Именно такую ошибку мы совершили, доверившись Эрдогану и подставив ему под удар свою спину, тогда как следовало помнить элементарное правило: к врагам спиной не поворачиваются. Но вместо того чтобы признать это и тем исключить повторение подобных ошибок в будущем, мы пустились в морально-этические рассуждения, совершенно неприменимые к политике. Во всех международных делах нам необходимо следовать историческому опыту, проверенному столетиями. Он убедительно свидетельствует, что Турция была и остается противником России. Во взаимоотношениях с таким соседом порох надлежит держать сухим.

    Игорь Фроянов,
    доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета

    Опубликовано в выпуске № 12 (627) за 30 марта 2016 года
    http://vpk-news.ru/print/articles/29961

Просмотр 4 сообщений - с 1 по 4 (из 4 всего)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.